Светлой памяти брата нашего архимандрита Лазаря (Михаил Абашидзе-Десимона), «клирика Грузинской Православной Церкви, ревностного служителя Церкви Христовой, поборника чистоты православной веры, тонкого церковного писателя и публициста, критика церковного модернизма и экуменизма».

Год назад 17 августа умер с миром наш брат Михаил.

Впервые на сознательном уровне мы познакомились в 1987 году в монастыре в Бетании. Тогда он поразил меня какой-то внутренней сосредоточенностью и смирением. На мой вопрос: «Как тебе здесь живется, Миша?», он ответил: «Хорошо, но только последнее время… суетно стало». В тот момент я не понял его, но когда уезжал обратил внимание на расчищенную площадку для автомобилей в горах близи монастыря и возгласы туристов: «Сейчас мы увидим на фресках царицу Тамару!»

Прошли годы, жизнь разбросала нас в разные стороны, но через почти 27 лет я получил от своего брата письмо. В годовщину его смерти я привожу его полностью, тем более в нем архимандрит Лазарь раскрывается с человеческой стороны и прочитав его короткое письмо появляется возможность вспомнить о хорошем человеке.

Письмо Михаила Абашидзе (Десимон) Десимону Сергею
от 3 января 2014, 22:09

Отец Лазарь и Екатерина Десимон

Дорогой брат Сергей, мир тебе!

Пишет тебе твой четвероюродный брат Михаил из Грузии (архимандрит Лазарь). Надеюсь помнишь меня, – когда-то ты побывал с дочкой Екатериной у нас в монастыре (в Бетании), и мы говорили с тобой о наших предках. Это был 87 или 88 год? Да, многое поменялось с тех пор, очень многое!

Но вот теперь хочу поделиться с тобой моей глубокой скорбью: мама моя – Екатерина Ивановна Десимон месяц назад скончалась здесь, в нашем монастыре, на моих руках, не дотянув до 90 лет всего два месяца. Поясню кое-что: в 97 году я вынужден был уйти из Бетании…

Потом мне верующие подарили большой и красивый дом в заброшенной деревне в горах, в 20 км от Тбилиси. Здесь мы с тремя близкими мне братьями устроили монастырь, а в 2000 году и вовсе перебрались на совсем дикую вершину здесь же, и построили очень уютную обитель. Так и живем здесь уже 14 лет.

Мама каждый почти год меня навещала летом, в каком бы месте я не находился и жила у нас по месяцу. А вот последние два с половиной года по моему настоянию совсем уже переселилась к нам, так как осталась в своей квартире совсем одна и не могла уже за собой ухаживать. Здесь мы построили для меня и для нее чуть уютный дом «со всеми удобствами» и здесь она дожила свои последние дни. Два года назад у нее был инсульт, потом год назад опять, так что она стала плохо соображать и стала совсем как малое дитя.

Скончалась с 3 на 4 декабря (2013) ночью как раз на праздник Введения Богородицы во храм, в то время, когда мы служили Литургию. Перед началом службы я вышел из храма помазать ее освященным на праздничной службе елеем, она еще дышала, а через два часа после службы пришел, а душа ее уже отошла. Похоронили здесь же в десяти метрах от нашего с ней дома, чуть на возвышении, рядом с храмом. Всегда из окна вижу ее могилку.

После ее смерти стал перечитывать старые письма, письма бабушки (Елены Александровны) к ней, разные записи, что осталось (она все что смогла привезла с собой). И стало очень грустно – с мамой как будто ушел целый мир, огромный, весь напитанный неописуемыми страданиями и болью, и в тоже время, исполненный необыкновенной жертвенностью, заботой о ближних и любовью.

Сейчас начинаю понимать, из какого удивительного мира была мама и почему она с такой болью и теплотой пыталась все последнее время вспоминать свое детство и своих любимых дедушек, и бабушек. Так страшно стало, что с мамой порвалась последняя нить, связывавшая меня с теми удивительными людьми (а ведь мама была «совсем» Десимон: Десимон и со стороны отца, и сто стороны матери).

Стал я приводить в порядок фотографии и документы мамы – не так всего этого много осталось. Но каждая потрепанная бумажка, каждая стертая надпись – так сейчас много говорят. Попытался заполнить какие-то непонятности в истории наших родных, стал ковыряться в интернете и напал на твои письма и адрес. Захотелось схватиться за эту нить. Кстати с Димой (моим племянником) мы созваниваемся иногда. Раньше он мне записал твои письма, Сергей, которые получал от тебя по эл. почте. Читал с удовольствием.

Хоть мы и живем на дикой вершине горы, где нет ни электричества, никаких коммуникаций, но есть компьютеры, свет от солнечных батарей, телефон и возможность пользоваться интернетом, хотя и очень медленным. А ты как и где? Если сможешь и не лень писать – ответь. У меня есть вопросы насчет некоторых фотографий, да и знаю, что у тебя много есть интересной информации о наших родных. Я тоже в детстве пытался собирать сведения о нашем роде, даже со слов бабушки составлял родословное древо. Но бабуля не любила рассказывать о своем прошлом, говорила: «ни нужно это никому». Видимо ей было очень больно все это столь дорогое оживлять в памяти. Уж очень, очень много было в жизни их печального и ужасного...

Итак – с самыми приветливыми чувствами к тебе – твой брат Михаил.

Жить так, как должно жить человеку

Из моего же опыта путешествий

На прошлой седмице во время снегопада

Письма Дмитрия и Сергея Десимонов

Бетания – «дом бедности»

Екатерина Ивановна Десимон