Статья о Семье Десимон на сайте «Студопедия» -

До сих пор старожилы называют это село Де-Симон, хотя у него есть впол­не современное название — Прогресс. ' р. Мацесту впадает ручей Де-Симон. Почему так прочно закрепилось в нашем созна­нии это слово? Каждое название местности и населенного пункта имеет под собой прочную историческую основу. На плане Сочи и его ок­рестностей, составленном М.М. Путятиным в 1914 г., значатся обширные земельные владения, принадлежавшие роду Де-Симон. Невероятно, но уже шестое поколение этой фамилии живет в Сочи.

В России родословную Де-Симонов удается про­следить с 1789 г. Остается только предполагать, что побудило 16-летнего юношу из Триеста Франца Де-Симона отправиться в столь опасное путешествие. Дата его приезда в Россию позволяет вьщвинуть несколько версий. В последнее десятилетие XVIII в. Европу потрясли грандиозные события, вызванные Французской революцией. Екатерина II первой из европейских монархов открыла двери для полити­ческих эмигрантов. В то же самое время молодой русский флот начинает испытывать потребность в квалифицированных морских офицерах. Это застав­ляет русское командование искать кадры среди пред­ставителей других сословий и особенно иностран­цев. Такие офицеры уравнивались в правах с дворя­нами и получали с семьями потомственное дворян­ство. Так Франц Де-Симон был принят на российс­кую службу. В послужном списке юного поручика было сказано: "Грамоте российской, французской и итальянской читать и писать умеет; истории и гео­графии и часть математики знает".

Франц Де-Симон в составе русской флотилии участвовал в походах по Черному и Средиземно­му морям. Вернувшись из турецкого плена, про­должил службу в Черноморском батальоне, затем в Кинбурнском драгунском полку. Служил в Ма­риупольском и Одесском гусарских полках. Во вре­мя русско-турецкой войны 1806-1812 гг. он храб­ро сражался в составе Херсонского гарнизонного полка. В 1814 г. подполковник Де-Симон продол­жает свою карьеру в качестве преподавателя Па­жеского корпуса в Санкт-Петербурге. Умер Ф. Де-Симон в 1818 г. в возрасте 45 лет, оставив своим детям в наследство потомственное дворян­ство и доброе имя.

Безвременная смерть отца не помешала его сыно­вьям Александру, Георгию, Константину и Андрею получить хорошее образование. Младшему из бра­тьев Андрею суждено было положить начало боль­шой семье, поселившейся в долине р. Мацесты во вто­рой половине ХIХ в.

Карьера Андрея Де-Симона (1806-1879 гг.), как и большинства молодых людей его окружения, начи­налась блестяще. Окончив Пажеский корпус, он был выпущен прапорщиком в лейб-гвардейский Преоб­раженский полк. В 1828 г., в связи с начавшейся рус­ско-турецкой войной, молодой прапорщик был ко­мандирован в Отдельный Кавказский корпус, кото­рый занимал особое место среди других соединений царской армии. Объяснялось это не только его уда­ленностью от столицы и специфическими условиями службы, но и особенностью комплектования рядово­го и офицерского состава. В то время боевой комп­лект корпуса пополнялся за счет ветеранов Отече­ственной войны 1812 г.: казаков, декабристов и тех, кто принимал участие в массовых солдатских волне­ниях. Отдельный Кавказский корпус обеспечил по­беду русскому оружию под стенами Карса и Ахалка-лаки, Ахалцихе и Эрзерума. Служба в рядах корпуса стала для Андрея Де-Симона настоящим испытани­ем, которое он вынес с честью. В 1830 г.

Андрей возвратился в Преображенский полк, и ему был присво­ен чин подпоручика. Через два года во время польской кампании за отличие в генеральном сражении при взятии передовых варшавских укреплений он был награжден орденом Св. Анны IV степени с надписью "За храбрость" и произведен в поручики.

В 1837 г., после увольнения с воинской службы по болезни, штабс-капитан А. Де-Симон возвращается на Кавказ, но уже в новом для себя качестве. Его на­значают чиновником особых поручений при главно­управляющем Грузии, а через три года он был произ­веден в коллежские советники и назначен директором канцелярии главноуправляющего Закавказского края. В 1842 г. А. Де-Симон стал вице-губернатором Грузии и Имеретии. Шла Кавказская война, но именно в этот короткий промежуток времени в Грузии установилась относительно стабильная жизнь. Здесь постепенно вводилась та же система административного управления, которая существо­вала во внутренних губерниях России. Перейдя на статскую службу, А. Де-Симон не мог пожаловаться на судьбу и сравнительно быстро сделал карьеру. За безупречную службу имел награды: орден Станис­лава I степени, орден Св. Анны I степени. Земли на Сочинском побережье получил от правительства как поощрение за службу. А. Де-Симон вышел в отстав

ку уже в преклонном возрасте в чине тайного совет­ника. Остаток жизни провел в своем имении в долине р. Мацеста. Существует предположение, что Андрей Францевич и его жена Нина Ивановна, урожденная фон Мензенкампфен, похоронены недалеко от свое­го хутора, в верховьях р. Мацесты на территории со­временного с. Прогресс.

Прямыми наследниками А. Де-Симона стали его сыновья Александр, Константин, Виктор и Михаил. Старший из братьев Михаил пошел по стопам своего деда—стал морским офицером. В1900 г. он погиб во время похода по Средиземному морю.

Младшие братья Александр, Константин и Вик­тор пустили корни на сочинской земле. Братья Де-Симон начинали свою деятельность в первые годы после отмены в России крепостного права. С оконча­нием Кавказской войны на Черноморское побережье началось переселение безземельных крестьян, осво­божденных от крепостной зависимости: русских, ук­раинцев, белорусов, эстонцев, молдаван и др. По со­седству с ними строили свои селения грузины, армя­не, греки. Известно, что значительную часть земли Де-Симоны сдавали в аренду армянским беженцам из Турции.

Для армян эта земля стала родной, она спасла их от голода, дала кров и защиту. Братья Де-Симон по­могали беженцам чем могли — выделяли землю в аренду, давали взаймы деньги на приобретение скота и сельскохозяйственного инвентаря. Со временем построили небольшую армянскую школу.

В то время в среде русской интеллигенции счи­талось недопустимым думать лишь о личном бла­гополучии. Толстовские идеи о преобразовании общества путем морально-религиозного самоусо­вершенствования, слияния с простым народом и землей были очень близки братьям Де-Симон. Они сами много трудились на земле, разводили сады, строили дома, растили детей. Их семьи были боль­шими и дружными.

Так, супруги Александр и Алла Де-Симон имели 15 детей. Александр Де-Симон служил в Акционер­ном обществе Черноморской железной дороги. Алла Де-Симон, урожденная Голенко, дочь героя Севас­топольской обороны, успешно окончила институт при Императорском Санкт-Петербургском Родовс­помогательном заведении ведомства императрицы Марии.

В семье Виктора Де-Симона было шестеро детей. Он был женат на Надежде Кореневич, дочери вла­дельца типографии и книжного магазина в Сочи.

Десимон Константин Андреевич

Константин Андреевич Де-Симон,
участник первой мировой войны

Константин и Елена Де-Симон имели четверых детей. Когда пришло время детям учиться, отец пост­роил в Сочи дом, недалеко от гимназии. Этот дом по ул. Орджоникидзе (№ 34) сохранился и по сей день.

Детей старались воспитывать в традициях семьи: высокой духовности, порядочности и чувстве ответственности за судь­бу Родины и народа. Новое поколение Де-Симонов начинало жизнь в начале XX в., когда потомственное дворянство само по себе уже мало что значило. Важнее была принад­лежность к интеллиген­ции, к тому сравнитель-но обеспеченному и хо­рошо образованному ее слою, который подчер­кнуто стремился жить своим трудом.

Первая мировая война нарушила планы большой семьи. В 1914 г. умер от туберкулеза А. Де-Симон. Почти сразу после похорон ушла на фронт его вдова. Всю первую мировую, а затем и гражданскую войну она прослужила сестрой милосердия в полевых гос­питалях и санитарном поезде. Вскоре на фронт были призваны К. Де-Симон, а вместе с ним его сын Иван и племянники Вадим и Леонид. Все они встретили Февральскую революцию на фронте.

В январе 1918 г. в Сочинском округе была установ­лена Советская власть. Вскоре Сочинский Совет объя­вил о национализации земли. Рушился привычный миропорядок, хотя Де-Симоны почувствовали это на себе далеко не сразу.

В начале июля 1918 г. в город вошли войска Гру­зинской демократической республики. Новая власть продержалась недолго. Уже через семь месяцев Со­чинский округ был захвачен деникинцами. Последние распустили городскую думу, земский комитет и дру­гие демократические организации, ввели военные рек­визиции, мобилизации. Все эти меры вызвали про­тест местного населения, который вылился в парти­занскую войну.

Маленькое, замкнутое благополучие семьи Де-Симон не могло долго сохраниться в этих условиях. Сама жизнь заставила их сделать выбор. Без колеба­ний ушел служить в Добровольческую армию Лев Александрович Де-Симон. Летом 1919 г. он попал в плен к партизанам Волковского отряда. Его спасло только вмешательство партизана К.Н. Жилинского, убедившего своих товарищей отпустить пленника.

В то же самое время его двоюродный брат Иван Константинович Де-Симон вступил в Семеновский партизанский отряд. Он принял это решение после того, как у него на глазах в с. Семеновке деникинцы избили шомполами женщину. Весной 1920 г. крас­ноармеец И. Де-Симон в составе 273-го Сочинского полка активно участвовал в боях против белогвар­дейцев и войск правительства Грузии.

Минуло десятилетие. Л. Де-Симон, бывший пра­порщик Добровольческой армии, давно жил в Аме­рике. В это время И. Де-Симон, бывший партизан и боец Красной Армии, безуспешно пытался вступить в колхоз. К.Н. Жилинский, бывший боец Волковско­го отряда, был заключен в следственный изолятор Сочинского ОГПУ.

В 1930-е гг. в стране на фоне сплошной коллек­тивизации развернулась кампания, направленная против тех, чья биография давала хоть какую-ни­будь зацепку для политических обвинений: бывших офицеров старой армии, лиц дворянского и купе­ческого происхождения, представителей интелли­генции, бывших членов политических партий и любой оппозиции. В феврале 1930 г. в Сочи орга­нами ОГПУ были арестованы сразу 4 человека по фамилии Де-Симон. Всем им предъявлено стандар­тное обвинение, предусмотренное печально извес­тной статьей 58-10 УК РСФСР. Решением особого совещания ОГПУ были приговорены к высылке на север на 3 года Виктор Андреевич с сыном Леони­дом. Виктору Андреевичу было тогда уже 64 года. Стояла суровая зима, дороги в Архангельскую об­ласть он не выдержал, умер. Остальные члены се­мьи, спасаясь от репрессий, выехали в Гагру. Но и это не помогло. Вскоре были арестованы сыновья В. Де-Симона Вадим и Владимир.

Семья Ив. К. Десимон

Семья И.К. Десимона. Конец 1920-х гг.

Не менее трагично сложилась судьба Ивана Кон­стантиновича Де-Симона и его семьи. Он был впер­вые задержан органами ОГПУ по обвинению в про­ведении антисоветской пропаганды и агитации. Од­нако в ходе следствия обвинение оказалось несостоя­тельным, и постановлением Черноморского окруж­ного отдела ОГПУ И. Де-Симон из-под стражи был освобожден. Но этим же постановлением его вклю­чили в список на выселение за пределы Черноморс­кого округа с конфискацией имущества. И вскоре ото­брали дом, персиковый сад, увели со двора корову и лошадь. Семью собирались выслать в Сибирь. Нео­жиданно помог начальник Мацестинской милиции Локтионов. Де-Симоны срочно выехали в Гагру. В это время в Сочи оставался жить в своем доме старый отец И. Де-Симона. Но и его в 1933 г. выселили из Сочи во время очередной чистки.

В Гагре И. Де-Симона снова забрали в ОГПУ. Тог­да по просьбе его жены бывший комендант Сочи Кундасов дал справку об участии И. Де-Симона в граж­данской войне в составе 273-го Сочинского полка. Не раз и не два арестовывали И. Де-Симона, и каждый раз Е. Де-Симон, защищая мужа, предъявляла упо­мянутую справку. В последний раз И. Де-Симон от­бывал срок в Дранде. Вернулся больной, мучили при­падки эпилепсии. В1940 г. он лишился рассудка и вско­ре умер.

В 1942 г. дочери И. Де-Симона ушли добровольца­ми на фронт. Обе сестры прошли всю войну. 18-летняя Екатерина служила в 486-м Батумском зенитно-артил-лерийском полку. Ее старшая сестра Маргарита вое­вала на 4-м Украинском фронте в составе 419-го от­дельного зенитно-артиллфийского дивизиона. Сест­ры демобилизовались из армии в 1945 г. Е. Де-Симон живет в Гагре. М. Пугачева (Де-Симон) вернулась в Сочи в 1954 г., живет в районе Мацесты.

В последние годы М. Де-Симон стала собирать сведения о своих предках. Сегодня потомки Де-Си­монов живут по всей стране и за рубежом. Постепен­но восстанавливают родственные связи, хотя многие из них давно уже носят другие фамилии.

Недавно М. Де-Симон получила справки о реаби­литации родственников: деда, отца, дяди, двоюрод­ных братьев.

Когда в начале 90-х гг. М. Де-Симон приехала в с. Прогресс, она встретила старожилов, которые по­казали ей могилы предков. Крестов и надгробий уже давно нет. Но местные жители из поколения в поко­ление тщательно оберегали места захоронений Де-Симонов. Они же показали участок земли, где когда-то стоял дом, построенный ее дедом. Почти 40 лет в этом доме находился Раздольненский сельсовет.

Вот уже второе столетие живут Де-Симоны на со­чинской земле. В их судьбе, как в зеркале, отразилась история нашего города.

Источник: Студопедия

Жены братьев Де-Симонов, их дети и родственники. Путь из Петербурга на хутора Де-Симон. Окончание

Елизавета Матфеевна Десимон

Иван Константинович Десимон

Константин Андреевич Десимон

Андрей Францович Десимон, которого все любили и уважали

Де-Симон В.А. Сочинское общество сельского хозяйства за период с 1901 по 1914 годы. Часть I