Десимон Нина Ивановна, урождённая фон Мензенкампф, жена Андрея Францовича, последние дни свой жизни провела на Верхнем хуторе Де-Симон в доме своего предпоследнего сына Виктора. В 1969 году мы с отцом посетили дорогую нашему сердцу сочинскую землю и поклонились могиле нашей прапрабабушки. Отец показал мне маленькое, так называемое десимоновское кладбище, расположенное через дорогу от бывшего дома Виктора Андреевича на пригорке (сейчас это место застроено домами). В то время ещё сохранялись простые холмики могил некоторых Десимонов, в том числе и Нины Ивановны Мензенкампф.

Десимон Нина Ивановна

Десимон Нина Ивановна
(фон Мензенкампф)

Тогда я дал себе слово: узнать откуда появилась в России эта странная фамилия? Много лет спустя такая возможность в Германии мне представилась, и я перевёл с немецкого книгу генеалогии балтийского рыцарства, в которой можно проследить истоки этой фамилии. Затем пытаясь уяснить себе мотивы тех или иных поступков Меззенкампфов, добавил сведенья из других источников.

Род Мензенкампф (первоначально Мензенкамп, Мензенкампиус, затем фон Мензенкампфф) начинается от Германа Мензенкампа (1515-1586), родившегося в небольшом немецком баронстве Липпе в Вестфалии при бароне Липпе, Симоне V. Сравнительно небольшой город Лемго являлся резиденцией, сначала баронов, а затем, с 1528 года, графов Липпе и входил при Германе в Ганзейский союз городов, основным промыслом которых была торговля.

Предприимчивые предки Германа поселились в городе Лемго, обретя в нем свободу и возможность разбогатеть. Восторжествовал известный в то время принцип: «городской воздух приносит свободу», так как в городе сословные различия исчезали, во всяком случае, в той мере, в какой они означали отличие свободных от несвободных людей. По крайней мере, начиная с XV века, а, возможно, и раньше Мензенкампы были уже свободными людьми. Однако в позднесредневековых городах существовала сословная дифференциация. Наряду с сосуществованием constaffeln, «всадников» и городского патрициата, в городе жили и простые бюргеры (горожане). Однако при этих различиях городское население всегда объединялось против внегородской знати.

К концу средних веков в Северной Европе, сельская рыцарская знать не признавала подлинно аристократическим городской патрициат, из-за его участия в приносящей доходы торговой и промышленной деятельности. И, что особенно подчеркивалось, вследствие участия его вместе с представителями цехов в заседаниях городских органов управления. За городским патрициатом не признавалось право участвовать в турнирах, основывать монастыри, вступать в брак с представителями рыцарских сословий и получать лен (в Германии последнее не распространялось иногда только на привилегированных бюргеров имперских городов).

В конце средневековья и в начале Нового времени почти во всех немецких городах господствовал патрициат, заседавший в городском совете, или корпорация бюргеров, исключавшая проникновение в нее извне, представлявшая собой внутри города господство определённых, известных городу, фамилий.

Бюргер входил в городскую корпорацию как отдельное лицо и в качестве такового приносил присягу городу. Его персональное правовое положение как бюргера гарантировала ему личная принадлежность к городскому союзу, а вовсе не род или племя.

Средневековый город был и объединением культового характера. Городская церковь, городской святой, участие жителей города в таинстве причащения, официальные церковные празднества были само собой разумеющимися. Христианство лишило род всякого ритуального значения. Христианская община была по своей глубочайшей сущности конфессиональным союзом отдельных верующих, а не ритуальным союзом родов.

Герман унаследовал от своих родителей некоторое состояние, а в дальнейшем разбогател и сам. Старинный город-крепость Лемго, где Герман жил со своей семьёй в собственном доме, был известен ещё с XI века, до сих в нём насчитывается около 250 памятников стиле Weserrenaissance. Благодаря этому стилю городские улицы походили на театральные декорации: каждый дом старался превзойти соседние вычурностью фасада, на котором одни вырезали фантастических животных и разнообразных демонов, другие писали цитаты из Библии, а третьи рисовали рыцарские гербы и картины мистического содержания. Барельеф на доме бургомистра изображал льва, нападающего на женщину с ребенком, а двое мужчин тщетно пытались отогнать зверя. Дом, известный под прозвищем Старый Лемго, украшали цветочные узоры всевозможных видов. Самым же экстравагантным был Гексенбургмейстерхаус - дом предводителя шабашей на Брейтерштрассе, построенный в шестнадцатом веке ещё при жизни Германа.

Уже в зрелом возрасте Герман относился, к так называемому, патрициату города, так как принадлежал к богатым и знатным горожанам. Герман Мензенкамп неоднократно упоминался в архивах города Лемго: как богатый и уважаемый всеми поручитель, неоднократно был записан в расчетной книге благотворительного общества святого Роланда, ежегодно платил по 2 талера школе в Дюссельдорфе. В то время талер был крупной серебряной монетой.
Умер Герман 29 декабря 1586 года в Лемго.

Ещё со средних веков для Мензенкампов считалось справедливым то, что всегда делалось ими и ими уважаемым окружением, «добрый обычай» - был выше законов.

Каждое последующие поколение Мензенкампов старалось подражать предыдущему – эта установка была самой распространенной среди людей этого времени. Последствие этого, уважения ко всему, что установлено, в средние века простиралось не только на собственность, но и на всякое приобретенное положение: сын естественно старался занять место своего отца, следовать обычаям семьи.

Его сын Йодокус или Юстас I (1560 – 1612), в последующих поколениях это имя стало родовым, родился в доме отца в городе Лемго. Он первым из Мензенкампов благодаря своему дальновидному отцу изменил преемственности поколений своего рода и перешёл в почитаемое сословие священнослужителей. С молодости Йодокус стал изучать теологию и после окончания курса обучения стал священником, пастором, а с 1600 года аббатом, то есть настоятелем монастыря в Хельмштедте. Аббат в монашеской иерархии предшествовал эпископу. Вероятно, раньше Мензенкампфы принадлежали к католической концессии.

Однако появление протестантизма связанного с Реформацией, мощным антикатолическим движением в XVI веке в Европе, затронула и их. Ещё в 1526 году Шпейрский рейхстаг по требованию немецких князей-лютеран принял постановление о праве каждого выбирать религию для себя и своих подданных. Второй Шпейрский рейхстаг 1529 года отменил это постановление. В ответ от пяти князей и ряда имперских городов последовал протест, от которого и происходит термин «протестантизм».

Протестантизм по своему трактовал общехристианские представления о бытии Бога, его триединстве, о бессмертии души, рае и аде (отвергая при этом католическое учение о чистилище – С.Д.), об Откровении и т.д. Вместе с тем, протестантизм выдвинул 3 новых принципа: спасение личной верой, священство всех верующих, исключительный авторитет Священного Писания (Библии). Согласно учению протестантизма, первородный грех извратил природу человека, лишил его способности к добру, поэтому он может добиться спасения не с помощью добрых дел, Таинств и аскетизма, а только благодаря личной вере в искупительную жертву Иисуса Христа. Каждый христианин, будучи избранным и крещенным, получает «посвящение» на общение с Богом, право проповедовать и совершать богослужение без посредников (Церкви и духовенства – С.Д.).

В протестантизме, таким образом, снималось догматическое различие между священником и мирянином, упразднялась церковная иерархия. Поэтому в протестантизме отсутствовала исповедь и отпущение грехов, а также безбрачие священников и пасторов. (Именно поэтому у Юстаса I появилось потомство –С.Д.). Протестантизм упразднил и многие Таинства, оставив только Крещение и Евхаристию.

Кроме того, протестантизм упразднил молитвы за умерших, почитание святых и многочисленные праздники в их честь, почитание мощей и образов. Молитвенные дома протестантов были освобождены от пышного убранства, от алтарей, образов и статуй, сняты колокола. Богослужение протестантов было предельно упрощено и сведено к проповеди, молитве и пению псалмов и гимнов на национальных языках. Библия была провозглашена единственным источником вероучения. Библия была переведена на национальные языки, а ее изучение и толкование стало главной обязанностью каждого верующего и пастора.

К городу Гельмштедту Юстас I был причислен 1591 году. Почему причисление к городу становилось в это время таким значимым событием? Город в XVI веке это было не место, не тип поселения, а это была, прежде всего, община граждан со своими правами, обязанностями и свободами.

Гельмштадт относился так же, как и Лемго, к богатым ганзейским городам. В нём был университет, в котором учился сын Йодокуса (Юстаса I) - Генрих, изучая юриспруденцию.

В документах Юстаса I упоминается как Jodocus Mensenkampius Lemgoviensis. Он говорил и писал на верхненемецком диалекте и, как образованный человек, на латыни, которой в литературном отношении он владел лучше. Он принадлежал к протестантской концессии, как и его отец, но кем он был - последователем Кельвина или Лютера, сказать трудно. Его заслуга перед потомками в письменном описании своего рода.

Умер 6 декабря 1612 года в маленьком городке Геиен недалеко от Гамельна и вероятно похоронен у церкви пастором которой он был.

Его сын Генрих (1599 – 1670) родился приблизительно в 1599 году, 14 марта 1616 года он был зачислен в Гельмштадтский университет. После окончания университета, где он изучал право, 28 апреля 1624 года Генрих приобрёл гражданские права города Гамельн - «Генрих Мензенкамп, пасторский сын…», о чём есть запись в книге граждан города.

Генрих был богатым человеком и преуспевающим адвокатом. С 20 февраля 1657 года он содержал 4-е крупные адвокатуры и занимал в городе 2 большие дома.

С 11 мая 1624 года он был женат на Катерине Герлинг, которая умерла 29 мая 1626 года.

Второй раз Генрих женился 29 июля 1627 года на Анне Раймерс, которая умерла в 1660 году. Она родила Юстаса II, а затем ещё 5 сыновей и 4 дочери. От двух жен Генрих имел 11 детей, многие из которых умерли в детстве.

О смерти Генриха имеется запись в церковной книге церкви Святого Бонифация города Гамельн от 8 марта 1670 года.

При нём началась, так называемая, тридцатилетняя война (1618-1648 гг.) – война между католиками и протестантами. В отношении военной тактики, численности армии, количества привлеченных к участию в боевых действиях мирных жителей Тридцатилетняя война не имела аналогов во всей предшествующей истории человечества.

После многих лет страданий народа Германии она завершилась подписанием двух мирных договора, подготовленных в Мюнстере и Оснабрюке. При этом Швеция получила устья почти всех судоходных рек Северной Германии, Франция - часть Эльзаса, за германскими князьями были фактически признаны права суверенных государей. А население Европы значительно поубавилось, и многие покинули места своего традиционного проживания.

Юстас II (1628 -1694) старший сын Генриха, родился 1628 году, крещен 9 июля 1628 года в городе Гамельн. Он считается прародителем, кроме российских ещё и литовских Мензенкампф,ов.

Юстас стал юристом, как его отец, но где он учился неизвестно, тогда было единственная возможность изучать право – на факультете университета. Молодость его пришлась на годы Тридцатилетней войны и на послевоенное время. Что заставило его покинуть свой дом в Гамельне? Почему он обратил свой взор на север, мы не знаем. Вероятно, его привлекала возможность служить Швеции и страстному лютеранину королю Густаву II Адольфу. Так же мы не знаем, когда он покинул свои родные края. Однако Юстас постоянно поддерживал связь с городом, в котором остались его родственники. К слову сказать, в то время многие молодые люди искали лучшей доли за пределами родины.

С 1655 и с 1657 год он становится судебным секретарем в России, однако большую часть своей службы он проводит в Швеции. В 1660 году он пишет своему свояку в Гамельн, что он «уже секретарь у шведов в Риге и жених».

XVII веке в Риге после польского короля Сигизмунда-Августа новый властитель - король шведский Густав-Адольф. В Риге красуются шведские ратники, шведские эмблемы, снова возвращается, вместо католичества, лютеранство, впервые обращено внимание на крестьянина, производится кадастр (определение производительности земельных участков) и ограничена патримониальная юстиция (родовое, наследственное судопроизводство).

В 1660 году Юстас женился на Елене Рейтен (Helena Reiten) дочери Франца Абрахама Рейтена и Елены Липпе. Отец его жены был много лет графским судьёй, в, так называемом, епископстве Вендена (Wenden), которое являлось автономной лифландской (литовской) областью.

Благодаря женитьбе и своим незаурядным способностям у Юстаса в последующие годы отмечается значительный карьерный рост. С 1664 и следующие годы Юстас становится графским управляющим. После 1675 года – асессором (претендентом на судебную должность), сначала графским, затем епископства Вендена и, наконец, королевского суда Вендена. Благодаря занимаемой должности и выгодному родству Юстас в Вендене принадлежал к городскому патрициату. С 1677 года он унаследовал дело своего тестя Франца Абрахама Рейтена, которому принадлежало полковое квартирмейстерство. Умер он в 1694 году в Стокгольме.

Его сын Юстас III (1675 – 1732) родился в Вендене в 1675 году. Он был третьим сыном, который продолжил род Мензенкампф в России. В молодости он поступил на шведскую военную службу и дослужился до капитана.

В 1700 году началась русско – шведская война. В мае 1701 года из Пскова на помощь союзникам – саксонцам, блокирующим Ригу, выступил князь Репнин. Он командовал 18 солдатскими и 1 стрелецким пехотными полками общим числом около 20000 человек.

Главные силы корпуса остались у Кокнесе, а под Ригу отправили более 4000 человек под начальством Томаса Юнгара. Это были полки Трейдена, Риддора и стрельцы Юрия Вестова.

Прибытие русских было как нельзя более кстати: на выручку Риги шел от Дерпта (Тарту) сам шведский король. В то время он имел под ружьем более 30.000 чел. и 17 июня с большей половиной армии он выступил через Венден (Цесис).

Вероятно, во время этих событий в 1701 году шведской службы капитан Мензенкампф и попал в плен к русским. Находясь в плену, он более 7 лет провёл в Сибири, научился русскому языку, узнал русские нравы и законы.

В сражении под Полтавой 27 июня 1709 г. русские войска одержали блестящую победу. Шведская армия была частично уничтожена, частично сдалась в плен. Сам Карл XII бежал в Турцию. После победы под Полтавой русские войска добились крупных успехов и в Прибалтике, заняв в ходе кампании 1710 г. Выборг, Кексгольм, Ригу и Ревель.

Судя по рождению дочери и развивающимся событиям, Юстас III возвратился в Венден в 1710 году. Возможно, как тогда было принято, с него было взято слово, не воевать с Россией.

Ништадтский мирный договор (1721г.) формально утвердил включение Ливонии (вместе с Ригой) и Эстонии (с Ревелем) в состав России, что делало Юстаса российским подданным.

Уже в это время Юстас III поступил на российскую службу тем же чином. И став, таким образом, уже российским капитаном. В 1725 году Екатериной II он был принят во дворянство Российской империи, получив соответствующий дворянский диплом, за его родом был признан, принадлежащий Мензенкампф,ом герб - три восьмиконечных звезды на голубом фоне.

Герб Мензенкампф

Юстасу жил в замке Муйяни (Муяни, Mojahn). Замок находился в 3 милях от Вендена и традиционно принадлежал вассалам Рижского архиепископа. Этот замок Юстас унаследовал от отца и матери. Там же в замке родились его дочь Елена и сын Иоганн Юстас, от которого пошли уже в России Иоганны.

Юстас III был женат на дочери Иоганна фон Гернгросс,а - Катерине. Семье Гернгросс,ов принадлежал замок Венден, что свидетельствовало о принадлежности Гернгросс, ов к Венденовской знати. Из этой славной фамилии в последствии вышли многие военноначальники и генералы.

Умер Юстас III в 1732 году и был похоронен в своём замке Муяни.

Возвращаясь к вопросу о верности шведской короне и положении зажиточной ливонской знати и дворянства под шведским владычеством необходимо отметить, что во второй половине XVII века от дворянства в шведском королевстве отнимается всякое право вмешиваться в дела правительства. И, наконец, Карл XI, шведский, отбирает в казну все дворянские и другие имения, «когда-либо короне принадлежавшие». Что же не принадлежало когда-то короне? 5/6 дворянского имущества переходит, таким образом, в казну. Как бы в насмешку обобранному королем дворянству, ему одному позволено «держать борзых собак». Отчасти на эти огромные деньги ведется сыном Карла XI, Карлом XII, война против русских. Испуганное, обедневшее и возмущенное ливонское рыцарство уходит на службу к чуждым властителям, и нет европейской армии, в которой, в половине XVIII века не служили бы прибалтийские немцы. Они дали другим армиям двадцать одного фельдмаршала и это без счета генералов.

Иван (Иоганн) Юстас IV фон Мензенкампф (1718 – 1781) родился в 1718 году в родовом замке Муяни и был крещен 3 февраля 1718 года. Хоть формально он и родился в шведском королевстве, в 3 года стал подданным России и всю жизнь служил ей верой правдой.

По примеру своего отца Юстас стал офицером. Для этого в России императрицы Екатерины существовало, несколько способов. Либо закончить шляхетский корпус и стать офицером, либо начать службу с рядовых чинов в гвардии, либо быть сначала записанным юнкером в Военную коллегию и затем ждать вакансии, этот последний путь выбирали многие из Лифлянской губернии. В то время получить военные чины можно было на войне, и он участник Русско-шведской войны 1741-1743 гг. и Семилетней войны 1756-1763. В 1746 году, ко времени рождения его сына, он был уже обер-офицер. Это значило, что по Российским законам все его дети считались дворянами. Службу свою он закончил генерал – майором и подтвердил своё право на дворянство Российской империи. Он был трижды женат и имел 15 детей. Всё его семейство проживало в его поместье Альденхоф. Первой его женой была Катарина Доротея фон Шамберг (von Schamberg, Шамург или на шведский манер - Шамборн).

Во второй раз он женился 28 ноября 1766 года в Рамельсхофе на Софии Елене фон Хафтштейн (von Haftstein), которая родилась 29 июня 1739 года и была дочерью майора фон Хафтштейна, который умер в 1747 году и Юдит фон Вед (von Wed).

Третий брак он заключил 4 февраля 1777 года с Ульрикой Элеонорой фон Венден, которая родилась 28 мая 1741 года и умерла 1810 году, она была дочерью Владислава Карла фон Шлипенхоф (Schliepenhof), умершего в 1741 году и Ульрики Элеоноры фон Штаделберг (Stadelberg).

У него была старшая сестра – Елена 1711 – 1764 гг. Она была жената на Клаусе Фридрихе фон Таубе. Умер Иван Юстас в 1784 году в своём поместье Аидельхоф, где и был похоронен.

Старший сын Юстаса IV– Кристоф Иоганн Юстас (1746 -1792) – на русский манер Иван Иванович фон Мензенкампф. Уроженец Лифляндской губернии, сын крупного сельского арендатора и генерала, родился в поместье своего отца Аидельхофе в 1746 году. Как следует из его послужного списка, в военную службу записан в Военную коллегию в 1759 году (13 лет). С 1733г. Иван М. служил в Навагинском пехотном полку, там же, произведён в 1770 году в капитаны [1].

В мае-июне 1772г. Иван Мензенкампф участвовал в военной экспедиции генерала Фреймана Ф.Ю., посланной из Оренбурга на подавления восстания яицких казаков.

В боях 3-4 июня у реки Ембулатовки войска Фреймана нанесли казакам поражение и 6 июня вступили в Яицкий городок, где Фрейман произвел аресты вожаков. Сохранились неизданные рукописи мемуарных записок Фреймана, освещающие его поход против мятежников («Известие об усмирении яицких бунтовщиков», «Описание военной экспедиции против яицких казаков-мятежников»), а также отзыв на сочинение войскового старшины М.М. Бородина «Описание мятежа, происшедшего в Войске Яицком».

С октября 1773 Иван Мензенкампф участвовал в экспедиции В.А. Кара, посланной против отрядов Пугачева, осаждавших Оренбург. В боях, происходивших 7-9 ноября у деревни Юзеевой, отряды пугачевских атаманов вынудили корпус отступить к Бугульме. Там Кар оставил войско на попечение Фрейману, а сам отправился в Петербург.

С октября 1773г. по март 1774г. Иван Иванович участвовал в обороне Оренбурга, осаждённого войском Пугачёва.

Иван Мензенкампф упоминается в записках М.Н. Пекарского, оказавшихся в руках Пушкина в 1836 г. [2]. Автор записок «аттестует капитана нелестно, указывая, в частности, на трусость, проявленную им в бою с пугачевцами под Бердской слободой 13 января 1774 г.». Что же там произошло?

Полной неудачей кончилась попытка Оренбургского губернатора Рейнсдорпа разбить повстанческую армию и занять Бердскую слободу. 13 января 1774 года оренбургский гарнизон потерпел полное поражение. Повстанцы наголову разбили правительственные войска, отступившие в панике под прикрытие крепостной артиллерии. Войска потеряли 13 орудий, 281 человека убитыми и 123 человека ранеными.

А я в отличие от Пекарского читал о храбрости секунд-майора Ивана Мензенкампфа во время шведской войны 1788-90гг.

До 1789г. Иван Иваныч находился в Польше вместе со своим полком. По окончанию компании навагинцы со славой героев вернулись в Россию. В1789 г. им опять пришлось участвовать в делах против шведских войск на судах галерного флота под начальством принца Нессау-Зиген. Вот как описывает это очевидец. «15 мая с рассветом, когда русские не ожидали наступления, шведский флот грянул на них. Эскадра контр-адмирала Свиридова, составляющая авангард, отбиваясь от нападения, выдержала страшный огонь».

На других кораблях, на которых находились тенгинцы и навагинцы, вместе с майором Иваном Мензенкампф, тоже шло жестокое сражение [3]. А вот ещё о храбрости Ивана Ивановича. 13 августа Навагинский полк участвовал в деле на острове Кууаль-Мулим, в котором галерный флот одержал блистательную победу. «С ловкостью, осторожностью и решительностью навагинцы сражались на галерах, среди густого дыма, оглушительного грома и под жестоким неприятельским огнём наступали, имея при себе три 24-хъ фунтовых единорога и 10 мортир. Начавшись с 4 часов утра, дело продолжалось до полуночи. Шведы отступили, но множество их, вместе с судами было взято в плен. Командующий «авангардией» галерного флота генерал-майор Литта свидетельствовал также об усердии и храбрости в этом деле тенгинского полка полковника Ермолова, майора Мензенкампф и майора Турковитого» [4].

Иван Иванович после увольнения со службы, воротился в Лифлянскую губернию и в 45 лет женился 14 августа 1791г. на Доротеи Луизе фон Мюллер, вдове фон Вед.

Нина фон Мензенкампф

Нина фон Мензенкампф

Его жене был 31 год, родилась она 16 декабря 1760 года. Её отцу Петеру фон Мюллеру принадлежало поместье Катариненхоф, а матерью её была Доротея Гертруда Гафтштейн. Умер Иван Иванович, исполнив до конца свой долг, в Риге в 1792 году. Увидел ли он своего сына, нам сие не известно, но будем надеяться, что увидел.

Единственного сына Ивана Ивановича тоже звали Иван Иванович (1792 -1860(?) в честь отца, светлая память о котором всегда оставалась в семье его жены Доротеи.

Конечно, при крещении в лютеранстве он получил имя Иоганн, но в России, где он прослужил всю свою жизнь, его так никто не называл. Детство он провёл у дедушки и бабушки Мюллеров в их поместье Катариненхоф. Свою карьеру он начал с военно-морской службы и получив чин лейтенанта флота, затем ушёл к статским делам с чином коллежского асессора. Гражданская служба проходила у него довольно благополучно, и он дослужился до чина статского советника, чин между полковником и генерал-майором.

Мой дорогой дальний родственник и брат архимандрит отец Лазарь в своём письме сообщил мне, что Иван Иванович…
«Последние годы своей жизни И.И. Мензенкамф жил счастливо в Тифлисе. Служил управляющим Тифлиской складочной таможни, являлся действительным членом Кавказского общества сельского хозяйства. Был кавалером орденов Святых Анны, Станислава 2-ой степени, Владимира 3-ей степени. Проживал он с семьёй в доме Тифлисской таможни за Эриванской заставой в казённом доме».

Жена его, статская советница Франциска Антоновна, урождённая Радонски, была членом Тифлисского женского благотворительного общества, о чём нам сообщает «Кавказский календарь». У них было 4 сына и две дочери, одну из которых - Нину, и присмотрел себе в жены Андрей Францович Десимон. К этому времени она отлично закончила Закавказский институт благородных девиц в Тифлисе и была оставлена при институте пепиньеркой (воспитательницей младших классов, для педагогической практики – С.Д.), а статский советник Андрей Францович в 1848 году был назначен членом совета Закавказского института благородных девиц. Нине было 20 лет, а Андрею Францовичу 42 года. Впрочем, в то время такие браки, с такой разницей в возрасте, были скорее правилом, чем исключением. У них была большая семья и дети рождались только мальчиками: Михаил - 1857 г.р., Андрей – 1857 г.р., Александр 1863 г.р., Виктор 1866 г.р., Константин 1868 г.р.

Умер Иван Иванович приблизительно в 1860 (?) г. в Тифлисе. А дочь его Нина похоронена на Верхнем хуторе. Сочинская земля тебе пухом, Нина Ивановна!

Поездка в Лемго

Нина Ивановна Десимон

Жены братьев Де-Симонов, их дети и родственники. Путь из Петербурга на хутора Де-Симон. Окончание

Надо ли рвать когти?

Семья Де-Симон

Андрей Францович Десимон, которого все любили и уважали