Теперь о другом: ты не подумай, что я критикую Кешину любовь к путешествиям или считаю это занятие несерьезным. Нет – действительно удивляюсь в какое свободное время живет их поколение. В той среде, где я был многие годы – среди хиппни очень популярно было тогда путешествовать автостопом, и мой друг Миша (еврей из Вильнюса) так даже до Улан-Удэ умудрялся автостопом добираться. Но  вот тогда такой образ жизни считался чуть ли не преступным, нас почти на каждом углу милиция хватала – шагу свободно не сделаешь. Мать моя как переживала, когда я отправлялся в путешествия – а теперь ты вот радуешься за Кешу. Совсем все теперь иначе. И все знания от нас тогда закрыты были. Про «заграницу» узнавали из кэгэбешнических передач типа «международного обозрения».

Ну а с христианской точки зрения – многие века был распостранен даже такой образ особого угождения Богу – «странничество», когда верующий давал Богу обет посетить святые места и помолиться там. Странников почитали, многие христиане отличались «странноприимством» - то есть принимали странников, кормили их, согревали, снабжали всем необходимым в дорогу. Это считалось хорошим тоном. Тогда странничество был немалый подвиг, сопряженный со многими скорбями и лишениями. Странники и связывали между собой христианский мир – несли предания, сказания, рассказывали интересные события, переносили информацию (странников в деревнях ждали, наверно, как мы в свое время «клуб кинопутешествий» по субботам). А потом коммунисты вдруг объявили это бродяжничеством и стали гнать.

Кстати, как только я пришел в Бетанию, первую же книжку, которую мне братья предложили почитать – была «Рассказы странника духовному отцу». Это дневник русского православного странника, который странствует по России, встречается с интересными верующими людьми из разных сословий, ищет духовной науки и учится Иисусовой молитве – это особая наука о внутреннем духовном делании. Очень интересная книга и произвела тогда на меня сильное впечатление. Сразу выяснилось, чем надо заниматься в монастыре и каков смысл уединенной жизни для души.

Из моего же опыта путешествий – мне всегда больше нравилось отправится в какой-либо тихий дикий уголок природы и побыть там подольше, как бы вживаться, вгрызаться в окружающее, чем просто двигаться по дорогам и мимоходом рассматривать окрестности. (Помнишь как я с друзьями жил месяцами на озере Амткел и в Старых Гагра в ущелье в заброшенном домике. Когда «зависаешь» на одном месте – тогда только со временем можешь углубиться в созерцание мира и красоты. В этом смысле мне многое дала Бетания, – там по воскресеньям после утренней литургии я часто отправлялся на целый беззаботный день в лес, бродил вдоль ручья, поднимался на скалы, - тогда столько налюбовался красотой мира Божьего: разводил костер у речки, готовил чай, читал книжки, спал прямо на листве. И так было здорово вдруг проснуться среди леса, сознание еще не включилось и не сразу можешь понять – где ты, куда попал.

Бывало у меня такое часто, и в этот момент вдруг все виделось как фантастическое чудо, каждая веточка, лист, паутина – все как четкое строгое кружево, как будто выточенное рукой умелого ювелира и все не просто так, а все в строгой гармонии и идеально, как в мулшьтфильмах про какую-нибудь чудесную страну (точно, как в «Алисе в стране чудес»). А потом вдруг приходит осознание (глупое) – что это же лес, а это деревья, а это листья, ты как-будто все узнаешь, вспоминаешь как шаблоны какие-то – и чудо исчезает и видишь опять свои ярлыки, которые ты поприлеплял этому миру, а сам мир уже не видишь и все опять обыкновенное. Если б мы могли видеть мир вот так непосредственно, без ярлыков, все вокруг таким бы чудом предстало, что мы захлебывались бы от восторга и точнго тогда никто не спрашивал бы - а есть ли Бог, а не появилось ли это все случайно.  Это были удивительные мои «откровения» и я о них всегда помню.  

В Бетании еще любил уйти на поляны в ущелье, лечь на траву, раскрыть ее и наблюдать часами жизнь там – под покровом трав, там такая интересная и активная жизнь идет, такая забавная, целый театр, каждая букашка это завораживающее зрелище, прямо как красочное представление в цирке, и что больше всего меня занимало – что все букашки такие чистенькие, блестящие, как будто только отлакированные, все нарядные как артисты на сцене – а сам я при этом весь зажеванный какой-то и запыленный, и с латками, (хотя бы и стирался старательно и чистился, и гладил одежду – все не так опрятно как у этих тварей Божиих). Тут вспоминал конечно про «лилии полевые» из Евангелия, которые «не прядут, не ткут, а одеты богаче Соломона, во всей его царской славе...»

18 Октября 2015 г.

На прошлой седмице во время снегопада

Жить так, как должно жить человеку

Светлой памяти архимандрита Лазаря

Бетания – «дом бедности»

Бетания – «Дом бедности»

Из истории монастыря