26 апреля.

Первый день у Зины. Она встретила меня на вокзале. Когда я вышла из вагона, искала Зину, озираясь вокруг, но около двери вагона, из которой мы, пассажиры, выходили, встречающих не было. Я остановилась на мгновение и увидела высокую, седую, коротко подстриженную пожилую женщину. Она быстрым шагом направлялась ко мне, а я, догадавшись, что это она, сделала навстречу несколько шагов и мы с ней поздоровались, расцеловались. Я ее спросила: «Вы узнали меня по моей клетчатой сумке на колесиках, о которой я писала Вам в письме, как о примете, по которой можно будет меня опознать?» Зина ответила, что она меня узнала по лицу, так как я очень похожа на свою маму Анну Петровну, которую Зина видела несколько раз.

Дом Зины находится в 5 минутах ходьбы от вокзала на Навагинской улице в доме, где расположены на первом этаже кассы «Аэрофлота». Когда мы пришли, Зина накрыла чай. Мы выпили по чашке. Потом Зина предложила мне пойти к кедру, где была дача Штейпов, и съездить на опытную станцию к домику, где мы с мамой и папой последний раз жили у дяди Володи и тети Инны.

На то место, где была дача Штейпов, мы с Зиной дошли пешком. Сначала шли по Парковой улице, потом перешли по пешеходному мосту на другой берег речки Сочи. Зина показала мне остатки старого моста через р. Сочи и новый мост, который передвинули ближе к морю и через который проходит теперь шоссе на Новороссийск. Мы с Зиной подходили к кедру, который посадил мой папа Николай Владимирович, посмотрели это место, прикинули, примерно, где раньше находилась дача Штейпов. Потом пошли к корпусам санатория «Ривьера». Эти корпуса ремонтировали, поэтому отдыхающих не было. Мы беспрепятственно зашли на территорию санатория. Нам повезло, так как, когда санаторий действует, туда посторонних не пускают. Мы посидели на скамейке около первого корпуса, отдохнули и пошли к старому зданию Российского общества Пароходства и Торговли, которое стоит на берегу моря над обрывом. На берегу моря находится площадка, а на некотором расстоянии от обрыва стоит этот старинный кирпичный серого цвета дом. Потом пошли обратно мимо кедра в парк «Ривьера», вошли в ворота, которые находятся рядом с кедром и ведут в парк. Прошли по главной дорожке парка, издали увидели крышу дома Золиной, где снимали комнаты знакомые дедушки – семья Краевских. С Колей Краевским он учился вместе в Тимирязевской Академии. Коля был мужем Веры Успенской, дедушкиной знакомой с Дагомыса. Когда мы шли по парку, Зина сказала, что в конце парка сбоку есть церковь (вне границ парка), где венчались дядя Володя и тетя Инна. Потом мы поехали на автобусе с Ривьеры на опытную станцию.

Сначала мы посмотрели то место, где работал папа (Николай Владимирович) – МАНАПО. Мы там жили одно лето около мастерской наглядных пособий в служебном доме типа барака. Там я спала на папином чемодане (американском). После осмотра территории МАНАПО мы направились с Зиной к домику на опытной станции, где мы с Зиной в 1926 году ходили по откосам и лакомились ежевикой. Мне было тогда 5 лет, а Зине 17 лет. Там жили мы с мамой и папой у дяди Володи и тети Инны. Там жил и отец Зины Степан Власьевич. Напротив, находился 2-х этажный дом, в котором жил сотрудник дяди Володи Стецкий с женой Юлией Михайловной и тремя дочками: Зоей, Ларисой и Катей. С ними мы позже встречались в Москве. Они жили тогда в Сокольниках. Осмотрели со всех сторон домик. Все там очень изменилось. От полянки около этого дома, где фотографировались когда-то Старки и Штейпы – ничего не осталось. Это место огорожено и на нем устроены грядки под огород, настроены сарайчики для хозяйственных нужд. Мы попросили разрешения подойти поближе к домику. Увидели, что к этому домику сделаны пристройки.

Я заглянула в сторону оврага, где в давние времена выли шакалы. Потом обошли с нижней стороны дом, прошли за дом, где я с подружками (Стецкими) любила играть в разные игры. Мы рвали колючие листья и говорили, что это гребешки, и причесывали ими свои волосы, а также счищали клей с вишен и ели его. Потом мы с Зиной пошли на территорию опытной станции, которая простирается за домиком. Там построен многоэтажный дом на горе справа, а с левой стороны находится «Дерево Дружбы», на котором делали прививки высокие гости из разных стран мира. На мандариновом деревце сделаны эти прививки гостями из 147 стран. Там же рядом находится выставочный зал с подарками из разных стран. Зал был закрыт на обед, и мы не смогли попасть туда. Мы спустились под горку от опытной станции, перешли через железнодорожное полотно, которое идет от Сочи до Адлера и дальше, дошли до автобусной остановки «Фабрициуса» и вернулись домой.

После непродолжительно отдыха я снова отправилась в город.  Пошла снова по Парковой улице к мосту через речку Сочи. Снова поднялась к кедру и снова спустилась к морю, посидела на скамейке над обрывом около здания Российского общества Пароходства и Торговли. Потом подошла к кафе «Три кедра». Кафе было закрыто. Зашла в парк «Ривьера» поближе посмотреть дом Золиной. Видела магнолии, посаженные нашими и иностранными космонавтами. Вернулась домой тем же путем по пешеходному мосту через речку Сочи и дальше по Парковой улице.

27 апреля.

Сегодня мы с Зиной решили посетить сочинский Дендрарий. На улице Горького около сберкассы мы сели на маленький автобус и поехали мимо вокзала и Сочинского кладбища на гору Батарейку. В окно Зина мне показала здания старой больницы, территория которой примыкает к вокзальной площади и к круглой кассе предварительной продажи билетов. Несколько одноэтажных домов с узенькими окнами – это и есть корпуса больницы. С угла от вокзала имеется въезд для санитарных машин. В этой больнице бабушка Анна Петровна родила свою первую дочку Леночку, а дедушка в молодости обращался к врачу Гордону, когда сломал руку, прыгая на лошадь около сочинской дачи. Дальше в окно автобуса Зина показала мне старое Сочинское кладбище, которое находится на горе тут же за вокзалом. Когда стоишь на платформе вокзала, открывается вид на кладбище. На этом кладбище похоронена мать Николая Владимировича, Владимира Владимировича и Веры Владимировны – Вера Константиновна Штейп, мать Инны Карловны Старк, а также первый сын Веры Владимировны – Володюшка. Объехав на автобусе кладбище, мы попали на вершину горы Батарейки. В доме на склоне горы Батарейка дедушка и бабушка снимали комнату после рождения Леночки, а до рождения они жили в доме Айвазовых у мужа  Веры Владимировны – Акима Никитича. Объехав гору, автобус спустился в центр города на Курортный проспект. Раньше он назывался Мамонтовский спуск. Здесь мы сошли с Зиной, и пересели на автобус, идущий к Дендрарию. Доехали до Дендрария, остановка «Санаторий им. Фабрициуса», спустились в нижнюю часть Дендрария – парка, где находятся пруды с плавающими лебедями, утками и другой птицей. Потом через подземный туннель прошли в верхнюю часть парка. Сразу направились к каменному дому в правой части парка, где жил в 1926 году дядя Володя (так в нашей семье называли Владимира Владимировича Штейпа), будучи заведующим опытной станцией. К нему мы приезжали с мамой Анной Петровной в 1926 году. У дяди Володи жил тогда мой папа Николай Владимирович. Дом сохранился в том виде, каким он был раньше, только надстроили 2-ой этаж. Дом стал выше. И терраса сзади сохранилась. Там жил сотрудник дяди Володи по фамилии Адо. Кто-то из сотрудников Дендрария написал на дядю Володю донос – ложный, что будто бы с его ведома было срублено ценное дерево в парке, которое нельзя было рубить. А также в доносе было написано, что дядя Володя зажимает какой-то заем. Тогда проводилась эта компания с займами. В результате дядю Володю арестовали, и вся жизнь его дальнейшая была скитанием, как нам это известно. Это рассказала мне Зина, когда я спросила ее, за что арестовали тогда дядю Володю. Потом мы прошли мимо знакомых мне львов, которые украшают беседку в мавританском стиле. Пройдя ее, поднялись к главному зданию парка – к даче Худекова. К ней в центре парка ведет большая лестница, украшенная скульптурными вазами, а в центре перед домом помещен золотой петушок, размахивающий своими крыльями. Вокруг главного здания, между пальмами и кустарников, разгуливают на свободе павлины. Проходили мимо групповых скульптур, украшающих фонтаны, а фонтана мальчика с рыбкой, из которой бьют струи воды, не видели. Этот фонтан я видела в детстве и запомнила его. Мы поднялись по крутой лестнице в новую часть парка за главным зданием, где на верхней точке парка сооружен фонтан «33 богатыря и царевна-лебедь» по сказке Пушкина. Посидели там, около фонтана на скамейке, и отправились в обратный путь к выходу из парка. Ноги у нас изрядно устали, и мы не стали искать тот маленький фонтан, где я, будучи маленькой девочкой, вместе с мамой любила сидеть. Мама вышивала мережкой на своей рубашке, а я прыгала вокруг этого фонтана, любовалась им. Пошли на остановку в сторону центра Сочи, шли очень долго, здесь очень большие расстояния между остановками. По дороге видели подвесную дорогу, ведущую в верхнюю часть парка. Подошел автобус, сели и приехали на ул. Горького, где в нескольких десятков шагов находится здание бывшей тюрьмы, где сидели дядя Володя, а также Сергей Карлович Старк, куда Инна Карловна (тетя Инна) носили им передачи. Не живы, не мертвы, пришли мы домой.

28 апреля.

Утром, позавтракав, мы с Зиной пошли на Сочинский рынок. Дошли до привокзальной площади, свернули на улицу, которая ведет к рынку, сделали покупки, через реку Сочи перешли на другую сторону, где кончается Хлудовский парк. Зина решила показать мне винные склады, которыми когда-то заведовал папин товарищ Адольф Малин. В этом же доме находилась русская церковь без купола, где венчались дядя Володя и тетя Инна. Теперь там пивной завод и пивной бар. Оттуда мы поднялись наверх на Виноградную гору, и пошли к какому-то закрытому санаторию. Оттуда Зина хотела мне показать, где был раньше дом лесничего Васильева и дом Сергея Карловича, где жила Зина, где бывала Вера Владимировна (тетя Вера) с Лёней, где Лёня помогал Сталину на охоте – подносил ему убитых «чижиков».

Поговорили с дежурным на проходной. Он сказал, что не может нас пропустить на территорию. Территория эта теперь обнесена забором. Мы вернулись на ближайшую автобусную остановку и поехали домой. На остановку мы шли сокращенным путем. В этом месте Новороссийское шоссе делает на Виноградной горе крутой поворот, под прямым углом, и идет дальше на Дагомыс и на Новороссийск. Сошли мы около гостиницы «Москва» и вернулись домой.

Немного отдохнув, я пошла на почту дать Лене телеграмму, что приеду в Краснодар первого мая вечером. Почта, вернее Главный почтамт, оказалась рядом с новым сочинским мостом, который был перенесен ближе к морю с того места, где рядом была дача Штейпов и где остались небольшие следы разрушенного старого моста. Рядом с этим мостом проходит и пешеходный мостик от Парковой улицы, а, поднявшись на Виноградную улицу, попадаешь к входу в парк «Ривьера», где снаружи у ограды растет дедушкин кедр, огромный кедр! А через дорогу, на бывшем участке дачи Штейпов, находится кафе «Три кедра» и растут небольшие три кедра.

Дав телеграмму, я перешла подземным переходом к кинотеатру «Спутник» и направилась к морскому вокзалу. Около вокзала опустилась к берегу моря и пошла вдоль берега. Увидела наверху церковь и маяк на холме, прошла дальше, любуясь красотой берега и моря. Шла долго. Внизу вдоль пляжа расположены аэросолярии, купальни, кафе и прочее. Когда увидела лестницу наверх, решила по ней подняться в город. Около берега посидела немного на лавочке, подходила к воде, взяла на память четыре красивых камешка с пляжа, поднялась по лестнице и вышла к гостинице «Ленинград». Здесь на берегу наткнулась на библиотеку им. Пушкина. Этот домик построен в 1912 году. Прошла на площадь против Выставочного зала с колоннами. Здесь стоит памятник В. И. Ленину. Прочла рекламы Выставочного зала и краеведческого музея с указанием адреса (улица Орджоникидзе, бывшая Московская, д. 29).

Я решила ближе, со стороны города, подойти к церкви и к маяку. Пошла туда, маяк уже светился, так как уже наступили сумерки. Я снова вернулась на улицу Орджоникидзе. Прошла мимо здания Сочинского банка, мимо народного суда, прошла мимо Выставочного зала и вышла на автобусную остановку напротив магазина «Оптика». Вернулась домой, когда было уже совсем темно. Рассказала Зине, где я была.

29 апреля.

Сегодня Зина предложила мне вместе с ней пройти по побережью и показать некоторые примечательные места, мимо которых я проходила, но ничего о них не знала. В одном из домов рядом с бывшей гостиницей «Россия» жил врач Гордон, который вправлял руку нашему дедушке, когда он ее сломал, в другом  доме во дворе церкви, где находится музыкальное управление, жил сочинский врач Кестер, друг Старков – Сергея Карловича, Инны Карловны и дяди Володи. Около гостиницы «Ленинград» на берегу моря стоит на пьедестале пушка времен покорения Кавказа. Из этой пушки, как рассказывал дедушка Николай Владимирович, в 1905 году во время революционных волнений, восставшие грузины обстреливали казармы на горе Батарейке, где засели военные. Сочинские кузнецы отремонтировали пушку, и она действовала. Стояла эта пушка на берегу реки Сочи недалеко от дачи Штейпов. Дедушка ходил смотреть и пушку, и пробоины в стенах казарм, полученные при обстреле из этой пушки. В сочинском альбоме есть фотографии, которые дедушка Николай Владимирович снимал с крыши сочинской дачи под свист пуль во время обстрела казарм. Напротив гостиницы «Ленинград» и сейчас стоит двухэтажный дом, бывшая гостиница «Россия», которую рисовал дедушка Николай Владимирович с веранды дома Долговых, который находился на горе Батарейке. Я узнала этот дом по рисунку деда. За гостиницей «Ленинград», между Сочинской филармонией и гостиницей «Жемчужина» на берегу моря, заросшем деревьями, ближе к гостинице «Жемчужина», была дача Толоконниковых, друзей Василия Константиновича Константинова, а наверху, на площадке в центре был пансионат «Эйрене». А около гостиницы «Ленинград», если смотреть на море справа от пушки, была раньше водолечебница доктора Лоренца.

Потом мы с Зиной пошли через Театральную площадь к Курортному проспекту. Через дорогу от театра находится санаторий атомщиков. За оградой (рядом с оградой) примерно на уровне театра, стоит розовый дом, сбоку три ступеньки. В этом доме жил сочинский врач, заведующий сочинской больницей, Кестер. На углу наискось стоит бывший магазин Удельного ведомства. Красивый двухэтажный дом с балконами на первом и втором этаже и конусообразными башенками на крыше. Сюда Успенские возили на продажу дагомысское сливочное масло. Здесь часто бывал наш дедушка Николай Владимирович, распивал чай на балконе с Верой Успенской. Однажды они с Верой увидели с балкона госпожу Верещагину, объяснявшуюся в любви Маркарову. Она говорила ему: «Люби меня, люби меня». А дед с Верой в это время сидели, притаившись, на балконе Удельного дома и слушали это объяснение.

Потом мы с Зиной пошли к теперешнему краеведческому музею (ул. Орджоникидзе, д.29). Он расположен почти рядом с домом Успенских. Раньше при царе в здании краеведческого музея располагалось «Общественное собрание». Здесь часто выступала в концертах (пела) наша тетя Вера. Отсюда мы с Зиной пошли на автобус и вернулись домой.

После обеда отдохнули, а потом отправились на сочинское кладбище. Зина хотела показать мне примерно то место, где были могилки моей бабушки Веры Константиновны и первого сына тети Веры Володюшки. Мы сели на автобус на улице Горького, на остановке «Сберкасса» и поехали на кладбище. Кладбище расположено на горе за вокзалом Мы вышли на остановке «Кладбище» и сразу же с уголка начали подниматься по тропинке в гору. На середине склона горы по левую сторону растут три кипариса рядом и один кипарис ниже и подальше от этих трех кипарисов. Зина сказала, что в этом месте похоронены бабушка и Володюшка. Поднялись повыше. На правой стороне Зина указала мне то место, где похоронена мать Инны Карловны. Мы поднялись на самую вершину горы. Здесь строит пантеон в память о воинах, погибших в Великой Отечественной войне. Еще Зина сказала мне, что на месте этого старого кладбища хотят сделать парк «Победы», что уже давно начали убирать старые памятники, ограды и т. д.

Тут же за парком наверху стоят военные казармы, о которых дедушка рассказывает в своем сочинском альбоме в том месте, где помещены маленькие фото с видом на гору Батарейку. Мы прошли мимо казарм, подошли ближе к воротам. Сейчас здесь тоже расположены военные части и вход запрещен. Две молодые девушки показали нам спуск вниз на шоссейную дорогу, которая проходит прямо над туннелем, в строительстве которого участвовал наш дедушка Николай Владимирович. Мы прошли дальше на обочину железной дороги, которая в этом месте отгорожена барьером. Пошли вдоль барьера, и вышли к вокзалу. По мостику перешли на другую сторону и направились по Навагинской улице домой.

Из истории Сочинской садовой и сельскохозяйственной опытной станции

Ирина Николаевна Садыкова

Гостиница «Калифорнiя»

Вилла «Вера»

Ривьера. 120 лет со дня основания

Виды Сочи глазами Кореневичей