Польский бунт и как молодой подпоручик обул и накормил Лейб-гвардии Преображенский полк.

Не будим останавливаться на восстании поляков, эти события хорошо описаны в истории России, сосредоточимся на той неразберихе в рядах русской армии, которые они вызвали. В одночасье в одной из частей Российской империи русские оказались на враждебной им территории и, отступая, «страшась преследования и внезапных нападений» [31], войска под началом горе-наместника Царства Польского «великого князя» Константина не имея провианта и обозов стали в беспорядке двигаться к границам метрополии.

Вот как описывает это бегство К.Ф. Опончин: «Офицеры и солдаты, плохо одетые» – в декабре было холодно – «впроголодь, оставили в Варшаве своё имущество, надежды и счастье. Все вздыхали по Литве, но приходилось ещё прежде переправится через Вислу, а Бог один знает, допустят ли это поляки… Никогда не забыть наш бивак на улицах Гуры… Гостиницы, частные дома, хижины – всё наполнилось голодным людом… Сто команд с разных полков мечутся во все стороны за разными потребами…» [32], но, как правило, с малым толком.

А вот взгляд на происходящее из письма Николаю I изгнанника цесаревича Константина: «Вот мы, русские, у границы, но, Великий Боже, в каком положении, почти босиком; все вышли как бы на тревогу, в надежде вернуться в казармы, а вместо сего совершили ужасные переходы…» [33]

Согласно «Учреждению для управления большой действующей армией» за её снабжение отвечал «генерал-интендант», эта должность состояла в обеспечении «исправном и достаточном продовольствием армии во всех её положениях съестными припасами, жалованием, одеждой, амуницией, аптечными веществами, лошадьми и подводами» [34]. Где он был, этот генерал-интендант? Трудно сказать, видимо, бежал впереди всех…

13 (25) января 1831 года польский сейм объявил династию Романовых низложенной с польского престола. В ответ русские войска пересекли границу и вступили на территорию Царства Польского. Вы думаете, в снабжении войск что-нибудь изменилось? Ничего не изменилось. Даже гвардия, на враждебной польской земле, недоедала, а обувь, от долгих переходов, быстро изнашивалась и требовала замены. Обеспечение армии было организовано из рук вот плохо, прежде всего, из-за противодействия враждебного польского населения. В этих условиях снабжение войск приравнивалось к подвигу.

В Лейб-гвардии Преображенском полку провианта оставалось только лишь «на два дня, а обувь после непрерывных передвижений требовала настоятельной замены». Командир полка принял решение послать офицера с обозом и командой в соседнюю Пруссию «для закупки там провианта и сапог» [35]. Выбор пал на 25-летнего подпоручика Андрея Францовича де-Симона (так в то время писалась его фамилия – С.Д.), он прекрасно знал немецкий и, самое главное, польский язык, чего нельзя было сказать о других офицерах полка. Этот язык он впитал буквально с молоком матери, она у него была из польского шляхетского рода.

«Де-Симон исполнил в точности данное ему поручение и, возвращаясь уже к полку, узнал о наступлении поляков и отступлении гвардии». Его отряд, состоящего из сорока нижних чинов и обоза, оказался во враждебном окружении наступающих польских войск и являлся желанной добычей мятежников. Если бы обоз молодого подпоручика был захвачена врагом, легко представить себе реляцию какого-нибудь мятежного польского эскадронного командира: «уничтожен отряд русских гвардейцев вместе и с их командиром, захвачены богатые трофеи, способные обеспечить провиантом и сапогами целый полк». Несмотря на опасность захвата, де-Симон принял смелое решение пробиваться к полку кратчайшим путём через район наступления польских колонн. Неоднократно гвардейцы встречались с неприятельскими разъездами, но де-Симона, умело маневрируя отрядом и избегая встречи с превосходящими силами мятежников, доставил транспорт в полной сохранности в полк, не потеряв при этом ни одного человека из команды.

«За успешное исполнение этой командировки подпоручик де-Симон был удостоен весьма лестного отзыва великого князя Михаила Павловича» [36], командовавшего гвардией. Так благодаря «смелому движению» и «важной услуге» [37], оказанной однополчанам, Десимон навечно попал в «Историю Лейб-гвардии Преображенского полка». (стр.111)

Уже потом со своим полком он участвовал во многих сражениях с польскими мятежниками, и в 1831г. за взятие передовых Варшавских укреплений и городского вала он был награждён орденом Святой Анны 4 степени с надписью «За храбрость», польским орденом «Военного достоинства» 4 степени и медалью «За взятие Варшавы».

Андрей Францович Десимон, которого все любили и уважали

Десимон Андрей Францович. Фрагменты из жизни. Часть I

Андрей Францович Десимон

Надо ли рвать когти?

История Л. Гв. Преображенскаго полка. 1683 – 1872

Исторические сведения о Самурском округе